Я, он и кошелек. Кто лишний | Интерактивный портал

Новостной портал.

Самые свежие новости Украины и России, последние известия из-за рубежа, а так же интересные и любопытные факты со всего мира.

Полезные советы.

В меню нашего сайта, Вы всегда для себя найдете полезные советы и рекомендации на все случаи жизни, которые обязательно Вам помогут.

Дискуссии.

Вы всегда можете высказать свое мнение в комментариях, и узнать точку зрения других пользователей,по поводу той или иной новости.

Я, он и кошелек. Кто лишний

22 мая 2013 | Автор: | Комментариев нет »
Анна Автор:
Анна Сондор

Проблема

Я, он и кошелек. Кто лишний
«Он любит деньги больше, чем меня», — пожаловалась она маме. Мама обиделась на зятя.

«Все наше имущество придется делить строго пополам, он не уступит мне даже коврика из ванной», — рыдая, объясняла она адвокату. Адвокат промолчал.

«Она — настоящая транжира!» — негодуя, рассказывал Он приятелю. Приятель сочувствовал. «Какое право она имеет претендовать на мою зарплату?» — допытывался он все у того же адвоката. Адвокат снова промолчал.

Забегая вперед, скажем: эта пара пока не развелась. Хотя оба чувствуют ее как на вулкане. 34-летняя Светлана уверена: семейный бюджет должен быть общим. 40-летний Павел настаивает: деньги — врозь, каждый рассчитывает только на заработанное собственным трудом.

Давайте выслушаем наших героев и попытаемся найти ответ на терзающих многих вопрос: должны супруги иметь общую кассу или раздельную?

 

Если мужу жалко денег для жены — это не семья

Светлана:

— Я — представитель поколения, которое воспитывалось не на Интернете и «черепашках ниндзя», а на Тургеневе с Чеховым.

Это сейчас соседкина дочка хвастается во дворе: «Мама за каждую «пятерку» платит мне по две гривни», а в мое время детей вообще старались держать подальше от денег. Папа в день получки покупал торт, а все оставшиеся деньги клал туда, где хранился наш семейный капитал: под стопку новых льняных простыней. И мама свои деньги прятала туда же. Когда нужно было купить что-то солидное, родители доставали разглаженные тяжестью белья купюры…

Мне казалось, что так было во всех советских семьях. Собственно, я даже и не задумывалась над этим, пока Павел (а мы уже встречались полгода) как-то не обмолвился, что отдал на днях маме последнюю часть долга. «Какого долга?» — удивилась я. «Мне не хватало на музыкальный центр, и я занял у мамы», — услышала в ответ. Впрочем, я быстро забыла об этом.

В первые месяцы после свадьбы мы не обсуждали денежные проблемы. В то время Пашка постоянно менял работу, денег приносил мало. Я не следила, кто «держит кассу»: принесу зарплату, брошу на полку в кухне, а оттуда она незаметно «рассасывается». Я как-то и не обращала внимания: кладет муж туда свою зарплату или нет. Продукты, мы покупали по принципу: кто мимо гастронома бежал, тот и купил. Готовили, кстати, тоже по очереди. Если я задерживалась на работе допоздна, Павел спокойненько стряпал ужин и накрывал на стол. Прихожу уставшая, а он: «Светусик, я твою любимую курицу приготовил, с орехами и чесноком!» Я просто млела от счастья.

Первый гром прогремел, когда дворник потребовал, чтобы мы погасили семимесячную задолженность по квартплате. Вот тогда-то Пашка и выдал: «Значит, так я живу у тебя три месяца. Стало быть, за четыре месяца ты платишь сама, а за три — мы пополам». Я сказала, что шутка неудачная. Муж, не моргнув глазом, ответствовал, что и не думал шутить, а своими деньгами дорожит и не собирается бросать их на ветер.

С коммунальными долгами мы расплатились так, как предложил муж. На какое-то время в нашей семье воцарились мир и покой. Тем более что нам было так здорово вдвоем! Мы читаем одни и те же книги, любим одну и ту же еду, оба не выносим шумных компаний. У нас одинаковые взгляды буквально на все. Кроме одного: на эти проклятые бумажки, которых вечно не хватает.

Подсознательно я чувствовала, что отношение Павла к деньгам скоро снова даст о себе знать. И не ошиблась.

Разглядывая свои старые сапоги, я вздохнула: «Мне уже стыдно выходить в них на улицу. Нужны новые». — «В чем проблема? — заявил Паша. — Как выберешь — покупай! Свою долю я внесу сразу же». — «Какую долю?» — переспросила я, со страхом ожидая ответа. «Ну, я заплачу за один сапог: правый или левый». Он еще пытался остроумничать! «А оба сапога ты не хочешь купить своей жене?» — я хотела произнести это ледяным тоном, но от обиды голос задрожал и получился жалобным. «Послушай, — физиономия мужа стала серьезной, я бы даже сказала торжественной. — Мы с тобой поженились, будучи самостоятельными, взрослыми людьми. У обеих целы руки-ноги. Оба работаем. Ты до встречи со мной покупала одежду и еду? Покупала. Почему теперь за это должен платить я?»

С тех пор все мои доводы, что главный кормилец в семье — мужчина, разбиваются о раздраженное недоумение: «А ты разве калека? Не можешь заработать?» Хотя муж уже давно нашел высокооплачиваемую работу, его зарплату я все равно не вижу. На листке бумаги он ежемесячно чертит график предполагаемых расходов: столько-то — на продукты, столько-то — на квартплату, на крупные покупки. На холодильник мы сбросились по 600 гривень. Ремонт в квартире? Я покупаю обои, он — краску. Новое платье? «Это не предмет первой необходимости, хочешь — покупай сама».

«Вполне добротное пальто», — цедит он сквозь зубы, разглядывая мое зимнее пальтецо «не первой свежести». Да, оно еще имеет приличный вид. Но как мне хочется в свои «чуть-чуть за тридцать» пробежаться не в добротном, вышедшем из моды пальто, а в легкой шубке с пелериной, пусть из искусственного меха! «Хочешь? Покупай».

В ресторанах мы не платим каждый за себя хотя бы потому, что мы не ходим в рестораны. Устрицы? Розовое анжуйское? Свежая клубника? «Ты что — сдурела? — кричит Паша. — Это же уйма денег!» В «Макдональдс»

мы ходим очень редко, хотя это нам по карману. Деньги на эти походы берутся из конверта с надписью «Продукты».

Как-то случайно я увидела его сберкнижку. Ну, не совсем случайно: на самом деле я искала, подозревая о ее существовании. На счету у моего мужа оказалась приличная сумма.

Когда он вернулся, я, потрясая сберкнижкой, захлебывалась слезами и орала. О том, что состарюсь в нищете и подохну, а он пусть подавится своими деньгами. О том, что я — женщина и хочу жить с мужчиной, а не с бухгалтером-экономистом. О том, что он бросит меня, как только я заболею и стану нетрудоспособной.

Павел дождался конца истерики и толкнул речь. »Вкратце она выглядела так: «Я люблю тебя, ценю как женщину и как профессионала. Но считаю, что у каждого человека есть право на собственные финансы. Ты никогда не будешь распоряжаться моими деньгами, заруби себе это на носу. Хочешь жить по моим правилам — давай жить дальше. Нет — твое дело».

«А если у нас родится ребенок?» — всхлипнула я. «Не волнуйся, всем необходимым я его обеспечу. И тебя, пока ты будешь в декрете, — тоже».

Подобных разговоров у нас было несколько. Павел оставался непреклонен: «Рано или поздно ты примешь мои правила». А я… Я чувствовала себя униженной и раздавленной. И это ощущение никуда не делось до сих пор. Пашка уже полгода живет у своей мамы. Бывает у меня набегами: нам по-прежнему не хватает друг друга.

Что характерно: за время нашего предразводного периода он приходил то с килограммом сосисок, то с пакетом риса или банкой сметаны. Но ни разу не принес цветы.

Недавно я подала на развод. Разве может быть счастлива женщина, которую ценят лишь за то, что она способна сама заработать себе на сапоги? Ведь замужество — это все-таки «за мужем», за его спиной…

 

Моя жена не умеет жить по средствам

Павел:

— Однажды моя мама купила несколько банок кофе и одну дала мне. Света очень обрадовалась, тут же побежала ставить чайник. Я же полез в шкатулку, где лежали деньги, и взял несколько купюр. На вопросительный взгляд жены ответил, что надо отдать маме деньги. Светка стала вопить, что мы с мамой — скупердяи, что воды в нашем доме друг другу бесплатно не подадут…

Действительно, традиции наших семей совершенно разные. Когда я был маленьким, мама давала мне карманные деньги. И я старался не проедать всю сумму на мороженом и булочках, а немножко скопить. Сестренка тоже копила и, когда я шел в магазин за хлебом, она доставала из своей копилки тринадцать копеек и просила купить сто граммов мармелада. Если я был «в доле», то мог добавить свои тринадцать и принести двести граммов мармелада. Мама поощряла наши расчеты и всегда воспитывала нас в духе жесткой бережливости, потому что растить детей без отца ей было тяжело.

В семье Светы все наоборот. Ее сестра запросто вваливается в наш дом, съедает ужин, рассчитанный на нас двоих> «стреляет» десятку до зарплаты и никогда не возвращает. Я пытался сказать Свете, чтобы попросила сестру отдать долги, но жена обижается.

Светкина мама, пенсионерка, спокойно может выложить всю свою пенсию на новую кофточку, а потом просить Свету по телефону: «Купи мне кефир и батон».

Поначалу я на такую небрежность реагировал более-менее спокойно: мне казалось, что, выйдя замуж Света, станет более дисциплинированной. Я и не думал прятать от нее деньги, пока как-то она не объявила, что нам не на что жить. «Как не на что?! — изумился я. — Ведь только позавчера мы получили зарплату!» Оказалось, что в трех ателье Светлана заказала себе по костюмчику, купила полугодовой абонемент в клуб «Фитнесс» и раздала долги соседям. (Она еще и в долги успела влезть!) Я разбушевался. А жена сказала, что не хочет чувствовать себя на обочине жизни, а желает хорошо одеваться и ухаживать за собой.

А за мной?! По-моему, она равнодушна к тому, во что я одет и как себя чувствую. Она может купить семнадцатый по счету шарфик к любимому платьицу и не заметить, что у меня — дырявые носки. Ну, ладно, допустим, я в состоянии сам себе купить носки и сам себе (и ей) приготовить поесть. Главное — не это. Проблема в том, что жена моя не умеет жить по средствам.

На мой взгляд, кто-то в семье должен уметь распоряжаться финансами, иначе семья скатится в полную нищету. Свету же бесит, что я постоянно с карандашом в руках подсчитываю расходы и доходы. Ей кажется, что я заземляю наши отношения и убиваю романтические чувства.

Но, помилуйте, какая же романтика в том, чтобы отправиться на рынок за продуктами, а вернуться с кочаном капусты, килограммом апельсинов и дурацкой расческой на батарейках, которая стоит 80 гривень! «Ты не понимаешь, — возмутилась жена. — Эта расческа массажирует затылок!» О том, что вместо массажа затылка можно было купить три килограмма мяса, она не подумала. Как и о том, впрочем, что приготовить обед из капусты и апельсинов будет трудновато.

Встречаю Светку на вокзале — она возвращается из Крыма после отпуска. Машет из окна вагона: зайди, мол. Захожу в купе. Она купила здоровенный бронзовый подсвечник и тащит его через всю страну домой! Я не хотел ссориться при людях, подхватил этого тяжеленного монстра и поволок домой. Попытка объясниться закончилась моей капитуляцией: меня обозвали дебилом и невеждой, не понимающим прелести антиквариата.

Я понял, что Светка живет сегодняшним днем. Поскольку ее отношение к деньгам я разделить не мог, как и навязать ей свои правила, я решил копить деньги собственными силами. По-моему, это совершенно нормально: я ведь не требовал, чтобы она отдавала мне свою зарплату, просто хотел сберечь от растрат свои деньги. Необходимые семейные расходы — пополам, а остальным пусть каждый распоряжается по своему усмотрению. Я копил, Светлана свои деньги тратила, да еще и выдвигала претензии: дескать, другие мужья кормят, одевают жен, а ты… Между прочим, если бы я вдруг стал миллионером, от этого суть дела не изменилась бы. Каждый работает и распоряжается заработанным сам.

Мне казалось, что мои доводы подействуют на нее. Особенно после того, как она нашла мою сберкнижку.

А ведь Света могла скопить приличную сумму. Но нет: она предпочитает, есть с подружками тропические салаты в дорогих кафе, покупать лучшие (и недешевые) сорта кофе, ходить к косметологу…

Она говорит: «Я хочу жить сейчас». Но ведь завтра тоже надо будет жить, тем более что нам необходимо решать вопрос о рождении ребенка, покупать лучшую квартиру… Странно, я думал, что жена меня поймет и согласится с моими правилами. Вместо этого она заговорила о разводе.

Как жаль, ведь в остальном Света меня вполне устраивает. Мне хорошо с ней. До тех пор, пока мы не думаем о деньгах.

© 2013, delfinet.ru. Все права защищены. При перепечатке материалов, кликабельная ссылка на первоисточник обязательна.

Другие статьи категории "Дом и семья":

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Я, он и кошелек. Кто лишний".

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят обязательную модерацию:
В комментариях материалов сайта запрещено размещение рекламной информации, использование не нормативной лексики, разжигание межнациональной и расовой розни, призывы к свержению власти насильственным путем, унижение достоинства лиц, в том числе по половому признаку или сексуальной ориентации, а также все, что попадает под статьи Уголовного кодекса.
Предложение для редакторов, издателей, журналистов:
 
Мы всегда открыты для взаимовыгодного сотрудничества с репортерами, редакторами, корреспондентами и просто интересными людьми, которые желают размещать собственные материалы на нашем сайте.
Twitter-новости
Наши Авторы
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

Email: delfinet.info@yandex.ru

О сайте

Интерактивный новостной портал, это всегда самые свежие новости Украины и России, последние известия из-за рубежа, а так же интересные и любопытные факты со всего мира. В разделах нашего сайта, Вы всегда для себя найдете полезные советы и рекомендации на все случаи жизни, которые обязательно Вам помогут. Вы всегда будете в курсе самых последних новостей и новинок со всего мира.